Карпачев
Особенности трех поколений украинцев: - Форум для мам Черкасс
Дитячий магазин Карлсон


 
 

 
Страхування від СК
 

 


 


 

Стирка ковров
 


 
Ремонт стиральных машин
 
Ремонт холодильников в Черкассах
 
Сайт города Черкасс 0472
 

вологість:

тиск:

вітер:


 
  • olga_olga
  • kogut_mama
  • anyutka
  • alesandronkh
  • анита01
  • al999kv
  • nadia1222
  • darling_woman
  • Liza1296
  • chekara


  • Кто был сегодня:

    Зарег. на сайте
    Всего: 3418
    Новых за месяц: 60
    Новых за неделю: 14
    Новых вчера: 4
    Новых сегодня: 0
    Из них
    Друзей сайта: 1096
    Новичков сайта: 1184


    Приветствую Вас, Может останешься? · RSS 18.02.2018, 06:48:24
    [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
    Страница 1 из 11
    Модератор форума: Sinful_angel 
    Форум для мам Черкасс » Заботливая МАМА » Копилка родительского опыта » Особенности трех поколений украинцев: (в чем наши дети будут лучше нас)
    Особенности трех поколений украинцев:
    lisrinaДата: Воскресенье, 15.06.2014, 15:08:52 | Сообщение # 1
    Мудрый советчик
    Группа: Мамин клуб
    Сообщений: 834
    Статус: Скоро вернусь
    Город: Черкассы
    Имя: Ирина
    Особенности трех поколений украинцев: в чем наши дети будут лучше нас

    Ученые «разложили по полочкам» представителей трех поколений, которые являются настоящим и будущим современного мира, а также рассказали, какими особенностями будут обладать наши дети.

    X и Y: как они живут

    Поколения X и Y выросли и воспитывались в разное время. Иксы – во времена Советского Союза с его ограничениями, железным занавесом, пропагандой светлого будущего, всеобщего равенства. Игреки – в период распада Союза, либерализации, развития бизнеса, глобализации, в их время начали стремительно развиваться технологии, появился интернет. Поэтому неудивительно, что ценности у поколений, их качества – отличаются. «Символ поколения X – дядя Федор из Простоквашино, мальчик, который, несмотря на юный возраст, самостоятельно обосновался в деревне. Многие иксы вынуждены были стать родителями для своих пап и мам, детей войны, и недополучили любви от них, – рассказывает психолог Алина Котенко. – Поэтому иксам свойственна забота о других, они больше погружены в других, чем в себя. Они гиперответственны, для них актуально понятие долга».

    После распада СССР иксы вынуждены были много работать, чтобы прокормить свои семьи. Поэтому для них крайне важна стабильность, материальная обеспеченность, безопасность. «Иксов можно назвать поколением разочарованных романтиков. Они выросли в стране с одними ценностями, а жить пришлось совсем в другой», – говорит психолог Ирина Колесник.

    Беспечные игреки

    Не желая, чтобы их дети пережили то же самое, своих детей-игреков (или зетов – Z) иксы стараются воспитать в свободе, любви и достатке. «Ответственные родители – это о поколении X», – говорит Котенко. Благодаря этому игреки более уверены в себе, чем иксы, они оптимистичны, открыты, и у них нет ярко выраженных страхов, как у их родителей. Но такое воспитание дает и обратный результат: излишняя любовь нередко приводит к тому, что игреки становятся избалованными, чересчур прагматичными, безответственными, самовлюбленными, за что их называют поколением «ЯЯЯ». «В отличие от родителей, им не надо выживать, поэтому в зависимости от своего жизненного выбора, среди игреков есть как «достигаторы», так и неудачники», – говорит Колесник.

    Отношение к семье

    Отличается у иксов и игреков и отношение к семье. «Для иксов семья – огромная ценность. Они ищут в супруге человека, который будет давать им прежде всего любовь, так как сами они недополучили ее от родителей, – говорит Котенко. – При этом, боясь одиночества, они готовы закрывать глаза на многое. Например, терпеть мужа-алкоголика». По словам психолога, члена Европейской ассоциации Коучинга Татьяны Михеенко, в семье иксы видят «волшебную пилюлю» от всех бед: «Они не воспринимают ее как вдохновение для движения вперед. Для них – это место, где можно бесконечно жаловаться».

    «А вот игреки прежде всего видят в будущем супруге равноправного партнера, который будет поддерживать в начинаниях, вдохновлять. При этом игреки более нетерпимы к его недостаткам», – говорит Котенко. К тому же для игреков успех в социальной сфере важнее, чем в личной жизни, семья не является для них такой глобальной ценностью, как для иксов. Они счастливы, когда у них есть много возможностей, удовольствий, и никто не ограничивает их свободу.

    Поколение Z: каким оно будет?

    У поколения Z не было голодного детства, оно растет в любви, достатке, заботе родителей. Можно предположить, что это будет поколение со здоровыми ценностями. Так, они, в отличие от игреков, видевших, как их родители с высшим образованием вынуждены были ради выживания идти торговать на рынок, понимают, зачем учиться (знания сейчас в цене), у них более спокойное отношение к деньгам. Зеты любят жизнь, умеют расслабляться», – говорит Ирина Колесник.

    Достоинства зетов

    Время, в которое живут зеты, наделило их рядом положительных качеств. «Это люди с открытым мышлением, для которых мир благодаря IT-технологиям сжался до размеров микрорайона, и, например, Австралия – уже не другой конец света. Они много путешествуют, потому более терпимы к различиям между людьми», – говорит Колесник. Также, по словам экспертов, зеты свободолюбивые, они отрицают право общества навязывать им что-то, а в учебе – любознательные, быстро обучаемые и еще более гибки, чем игреки.

    Их слабости

    Но есть и обратная сторона медали – достаток, обилие возможностей делают зетов капризными, частично лишают их умения прикладывать усилия для достижения целей, решать проблемы, идти на компромиссы и усиливают страх неудач. По словам Татьяны Михеенко, зеты – поколение «памперсников», им с раннего детства не нужно делать ничего, чтобы оставаться сухими (в отличие от игреков или иксов). И это наложило отпечаток на их поведение: «Это заметно в играх. Я часто наблюдаю, что как только в игре наступает момент, когда нужно договориться, дети покидают игру. Так что не исключено, что зетам будет сложнее создавать семьи, строить отношения».

    «Зеты больше погружены в себя, они эгоцентрики и в каком-то смысле одиночки. У них менее выражено желание находить точки соприкосновения с другими», – говорит психолог. По ее словам, разобщение между зетами будет вызвано и другими факторами: «Города будут развиваться еще более стремительно, в то время как провинция будет отставать. Это еще больше усложнит коммуникацию между зетами».

    Новые технологии будут как облегчать, так и усложнять жизнь зетов. «Интернет позволяет человеку не быть собой, иметь много масок. Так что им будет сложнее найти себя настоящих, придется создавать себя по кусочкам».

    Их друг – икс

    Как ни странно, но зетам будет проще находить общий язык с иксами, а не с игреками (то есть с бабушками и дедушками, а не с родителями). «Иксы и зеты настолько отличаются друг от друга, что им просто нет смысла конфликтовать, доказывать что-то друг другу».

    Добавлено (15.06.2014, 15:08)
    ---------------------------------------------
    взято тут http://deti.mail.ru/news/osobennosti-treh-pokolenij-ukraincev-v-chem-nashi-/

     
    OzonДата: Суббота, 02.05.2015, 07:08:12 | Сообщение # 2
    Посетительница
    Группа: Друзья
    Сообщений: 39
    Статус: Скоро вернусь
    Город: Черкассы
    Дети: сын
    Имя: Оксана
    Хорошая статья, жаль, что не описано, как бороться с недостатками в воспитании z-тов. К сожалению у многих сверстников моего ребенка замечаю "избегания какого-либо дискомфорта". Ну не получается и мне теперь уже это не интересно. Как научить ребенка преодолевать малейшие препятствия, а не бросать все на старте
     
    Wonders_happenДата: Среда, 27.07.2016, 23:40:46 | Сообщение # 3
    Мама трёх девчонок и пацанёнка
    Группа: Экономная мамочка
    Сообщений: 6664
    Статус: Скоро вернусь
    Город: Черкассы
    Район: 700-летия
    Дети: есть немножко)))
    Имя: Натали
    Очень интересная статья о трёх поколениях.
    Цитата Ozon ()
    жаль, что не описано, как бороться с недостатками в воспитании z-тов

    Я уже давно задумываюсь над тем, как же воспитывать своих детей, как их научить находить выход из разных ситуаций. Их детство ограничено "новыми технологиями". Мы ещё росли "во дворе", а они уже - "в интернете". 2


     
    lisrinaДата: Воскресенье, 07.01.2018, 17:28:02 | Сообщение # 4
    Мудрый советчик
    Группа: Мамин клуб
    Сообщений: 834
    Статус: Скоро вернусь
    Город: Черкассы
    Имя: Ирина
    в продолжение темы

    интересная статья,давно придерживаюсь изложенных тут мнений,вот теперь и подтверждение специалиста порадовало:) :

    Представителям поколения Z пока не больше 16 лет, но уже сейчас «цифровые» дети вызывают у родителей удивление и тревогу. Почему гаджеты заменили им книги, стоит ли опасаться интернет-зависимости, как возникает синдром дефицита внимания? Об этом рассказывает кандидат психологических наук, член правления Общества семейных консультантов и психотерапевтов, академический руководитель магистерской программы «Системная семейная психотерапия» НИУ ВШЭ, член IFTA (Международная ассоциация семейных психотерапевтов), член EFTA TIC (Тренинговый комитет Европейской ассоциации семейных психотерапевтов) Анна Варга.
    Какие проблемы волнуют современных родителей?
    Проблемы разные, но суть одна — потеря контакта с ребенком, отсутствие взаимопонимания и сложности с контролем. Так было во все времена, но сейчас, может быть, это ощущается острее, потому что родители и дети принадлежат не только к разным поколениям, но и к разным коммуникативным системам. Дети уже полностью в компьютерном мире, а родители еще иногда грешат книгами.

    Что же делать? Заставлять детей читать?

    Нет, конечно. Не будут они читать. И заставлять их бессмысленно, только приведет к ссорам. В истории человечества периодически происходит смена коммуникативных технологий. Это естественный процесс, просто сейчас мы находимся в самом его начале. Поменялась сенсорная модальность — дети уже не читают, а смотрят. Во время чтения вы должны воображать, то есть представлять все то, о чем читаете. А когда вы смотрите, воображение не нужно. Сигнал идет непосредственно в затылочную кору головного мозга, это другое восприятие. Дети уже ­принадлежат к новой коммуникативной культуре. Максимум, что могут сделать родители, — читать сами, пользуясь тем, что детям нравится находиться рядом. Или давать им аудиокниги.Что вы понимаете под коммуникативной культурой?

    Представители Торонтской школы теории коммуникаций считают, что коммуникативные технологии определяют тип культуры и менталитет людей. Например, человек Средневековья отличается от представителя Нового времени, у них разная картина мира и ценности. Сознание зависит от устройства социума, все-таки мы социальные животные. А социум определяется тем, как люди взаимодействуют друг с другом. Появление нового способа коммуникаций всегда ведет к серьезным изменениям в личности, культуре и обществе. Исследователи выделяют три стадии развития коммуникаций — устную, письменную и аудиовизуальную. Так, в Средневековье люди использовали для общения речь и слух, здесь главное — понимать язык друг друга. И в этом обществе не было детства как социальной категории. Лет с пяти, как только ребенок встал на ноги, научился разговаривать, он становится полноценным членом общества. Его кормят и одевают как взрослого. Он еще будет расти, станет сильнее, но никаких скидок ему уже не делают.

    Когда же появилось детство в современном понимании?

    Концепция взрослости и детства появилась благодаря изобретению книгопечатного станка. Грамоте человек должен сначала научиться, и этот информационный разрыв разделил людей на тех, кто мог получать информацию из книг, и тех, кто не умел этого делать. Ребенка уже не воспринимали как маленького взрослого, его стали воспитывать специальным образом. Чтобы стать взрослым, ребенок должен был приложить усилия, а ответственность за выращивание и воспитание детей лежала на родителях. В обществе сложились определенные представления, что такое хороший ребенок, хороший родитель, чему надо учить ребенка, за что его можно бить, за что награждать. Почитайте, например, роман Фрэнсис Бёрнет «Маленький лорд Фаунтлерой», там про это много написано. Так продолжалось более 300 лет.

    А что происходит с детством сейчас, в информационную эпоху?

    Мы постепенно отказываемся от воображения и переходим на зрительный регистр. Зрительному восприятию не нужно учиться, соответственно, детство вновь исчезает, как и взрослость. Исчезли общепринятые стандарты, что такое хороший ребенок и чему его надо учить. Объем знаний настолько вырос, что никто не в состоянии запомнить все, что человечество накопило к настоящему моменту.

    Видимо, поэтому родители школьников жалуются на синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) — дети не способны сосредоточиться, не могут, как раньше, усваивать информацию большими кусками.

    Это не совсем так. Просто школа не дает информацию в том виде, в каком ее может усвоить ребенок.

    То есть это проблема не конкретного ребенка, а школы?

    Конечно. Школа не готова приспосабливаться к современному ребенку и к тому типу общества, в котором ему придется жить. В школьников по-прежнему запихивают объем информации, а сегодня надо учить компетенциям, трекам, по которым ребенок сможет добывать знания сам. Продвинутые учебные заведения не заставляют ничего учить, они стимулируют дискуссии, используют игры, онлайн-образование, дети готовят доклады и презентации. Синдром дефицита внимания — это следствие того, что современный ребенок попал в щель между старым и новым поколением. И взрослые сейчас в большой тревоге по поводу детей и их будущего.

    Тем не менее многие родители требуют успеваемости, а дети в результате теряют всякий интерес к учебе.

    Школа требует произвольного внимания, а ребенок не готов произвольно внимать — он сегодня захвачен экраном телевизора, компьютера или смартфона.

    Значит, надо отнимать у детей гаджеты?

    Нет. Детей нужно учить, опираясь на их непроизвольное внимание. Это объективная данность, и вы ничего не сможете с этим сделать. Видимо, когда придут учителя из нового поколения, они уже будут пользоваться новыми методами и учить детей правильно. А пока ребенок вынужден учиться в системе, которая не приспособлена к его способу восприятия и коммуникации. Каждый день из семьи он выходит в какой-то другой мир, инобытие, поэтому родителям придется ему помогать. Школа, кстати, прекрасно понимает, что не справляется, поэтому дает задания не столько для ребенка, сколько для его родителей.

    Домашние задания — отдельная тема. Даже взрослые не всегда способны в них разобраться. Это нормально?

    Дело не в заданиях, а в том, что школа пытается подтягивать семью к решению школьных проблем. Надо правильно к этому относиться.

    Правильно — это как?

    Быть на стороне ребенка, помогать ему с учебой и уповать, что, пройдя через довольно бессмысленные школьные годы, он найдет свой интерес и научится развивать произвольное внимание.

    Выходит, надо забыть о хороших оценках в школе?

    Если родители будут бороться с ребенком дома, учителя — в школе, то его ждет не только СДВГ, но и тяжелая невротизация, потеря познавательной мотивации. Дети — это маленькие марсиане, сегодня именно они идут на острие прогресса, поэтому мир должен приспособиться под них. Сейчас предыдущие поколения ничего не могут дать последующим. Лет через 10—20 эта щель между поколениями закроется, но пока нам будет очень трудно.

    Что еще отличает современных детей и подростков от их родителей в том же возрасте?

    У нынешних детей социализация происходит в интернете, тогда как родители в их возрасте общались лично.

    Дети сейчас почти не гуляют, дворы пустые. Откуда взяться личному общению?

    Взрослым мир кажется очень опасным, но это не значит, что он реально опасен. Вне школы современные дети общаются лично разве что летом, когда их берут в поездки или отправляют в лагеря. Или если они занимаются командными видами спорта. Но им больше нравится общаться онлайн. Не стоит этому ужасаться. То, что вы не понимаете своего ребенка, — нормально. Он будет лучше понимать своих детей.

    Интернет тоже бывает опасен.

    Раньше родители переживали, что ребенок до ночи пропадает на улице, связался с плохой компанией. Сейчас психологическим аналогом стал интернет. Конечно, должен быть родительский контроль, какие-то ограничения. Можно поставить фильтры, договориться с провайдером, чтобы в ночное время не было интернета.

    Проблемы возникают и в онлайн-общении. Помните историю мальчика Степы? Друзья смеялись над его страничкой в соцсети, называли маленьким. Тогда мама Степы попросила знакомых «полайкать» его страничку и картинки динозавров. И Степа вдруг стал мегапопулярным. Мама поступила правильно?

    Конечно, правильно, детям надо помогать. Мама воспользовалась коммуникациями, которые необходимы ее ребенку. Родители всегда вмешивались, если у детей не складывалось общение, просто раньше помощь была в другой форме. Мама приглашала друзей ребенка домой, угощала вкусненьким, папа предлагал поиграть в футбол. Сегодня можно с ребенком обсудить, как украсить свою страничку в интернете, красиво выступить. И потом, интернет-сообществ сейчас огромное количество, можно вместе поискать подходящее.

    В соцсетях дети нередко используют мат. Что с этим делать?

    Родители и учителя от этого в ужасе, я и по своим внукам знаю. Но запретами ничего не добьешься. В юном возрасте многие употребляли обсценную лексику, но между собой. А теперь дети общаются в соцсетях, и родители могут все это прочитать. Подростки пытаются поднять свою популярность, и обязательно находится кто-то, кто начинает использовать мат. Как к этому относиться? Спокойно. Вообще, общение в интернете довольно жесткое, потому что оно во многом анонимное.

    Многие дети часами сидят в онлайне. Как распознать интернет-зависимость?

    Если вы видите, что ребенок не расстается с гаджетом, а если его отобрать, впадает в ярость или отчаяние, это уже зависимость. Грозный признак, когда ребенок не выходит из комнаты, ­входить к нему нельзя, а еду надо оставлять под дверью. Пора обращаться за профессиональной помощью. Если же он ходит в школу, справляется с учебой, общается с родными, а в остальное время сидит за компьютером — ничего страшного, это теперь нормально.

    Вряд ли родители смирятся с тотальным увлечением ребенка компьютером.

    Могу им только посочувствовать — у них будет трудный родительский путь. Знаете, есть выражение «родители — это люди, которые дают мне карманные деньги». Так вот, родитель — это тот, кто может приласкать, утешить, поддержать. В интернете ребенок этого не найдет. Будет неправильно, если вместо поддержки мы начнем учить, упрекать, орать и наказывать.

    Чему еще должны научиться родители «цифровых» детей?

    Отказаться от собственных амбиций. Тип культуры изменился, и наши знания детям не пригодятся. Но мы можем помочь эмоционально. Подкорковые зоны мозга развиваются медленнее, чем кора, поэтому эмоциональное функционирование ребенка, как и взрослого, не меняется — мы чувствуем так же, как и первобытные люди. Ребенку пригодится психическое здоровье, которое дети получают в семье с высоким психотерапевтическим потенциалом. Это семья, где люди спокойны, проводят время вместе и поддерживают друг с друга. Так создается эмоциональная опора, которая важна для ребенка.

    А что вы думаете о наказаниях —стоит ли их применять?

    К наказаниям современные дети мало восприимчивы. Потому и надо выстраивать с ребенком эмоциональную связь, чтобы дистанция в этой зоне создавала у него дискомфорт, страх потери эмоциональной теплоты. Это главный рычаг. Других уже нет никаких.

    Дети из обеспеченных семей сегодня имеют все, что пожелают. Как в этих условиях мотивировать ребенка на достижения?

    Это сложный вопрос. У меня есть клиенты, которые выросли в бедных семьях и стали богатыми, они хотят, чтобы их дети тоже имели мотивацию и страсть к успеху. А детям, естественно, ничего этого не нужно. Чтобы был интерес, надо создавать так называемый развивающий дискомфорт.

    Что это такое?

    Нельзя исполнять желания ребенка по первому требованию — потребности должны сформироваться. Не стоит лишать ребенка гаджетов, потому что он существует в цифровом мире, но заваливать его всем остальным необязательно. Начиная с определенного возраста, ребенок может сам зарабатывать. И надо давать ему такую возможность, иногда даже требовать. В обществе, где деньги давно заработаны, так и поступают. Не важно, богатые у тебя родители или бедные, на каникулах все идут подрабатывать.

    Неужели обеспеченные родители готовы на это?

    Да. Мы детально обсуждаем программу, где и как заработать ребенку. Хочет получить последнюю версию телефона — пусть потрудится. Некоторые дети работают в компаниях своих родителей, у родственников и знакомых, иногда выполняют домашнюю работу. Даже маленький ребенок может помочь бабушке, загрузить и разгрузить посудомойку, сделать бутерброды маме с папой. Ребенок должен усвоить идею обмена — я от вас получаю, если, в свою очередь, тоже даю вам что-то.

    А как научить ребенка ставить цели и достигать их, если его ничего особо не интересует?

    Цели возникают, если есть потребность в чем-то. Нужен дефицит. Дети сейчас поздно взрослеют, потому что у нас теперь нет детства и нет взрослости. Если бы не армия, которая многих дико пугает, то стоило бы оставить своего ребенка в покое. Если он не знает, чем заняться по окончании школы, — пусть поработает, потом поймет. И надо еще в школе пробовать разные возможности. Не сложилось с футболом — бросай, иди на робототехнику. Не понравилось — ищем дальше. Смотрите, куда ходят друзья вашего ребенка. Мальчики обычно редко чего-то хотят, а с девочками проще — по крайней мере, им хочется быть вместе с по­дружками. И еще многое зависит от педагога или тренера.

    Представителей поколения Z намного больше, чем их предшественников, «игреков». Видимо, их ждет более жесткая конкуренция за место под солнцем, придется толкаться локтями?

    Это так. Другое дело, что новые коммуникативные технологии смягчают ситуацию. Такого количества людей с высшим образованием, зарабатывающих головой, обществу не нужно. Но в интернете они все равны, у всех есть возможности делать здесь бизнес и зарабатывать.

    Сегодня родители сражаются за лучшие школы и вузы. Разве кто-то из них смирится с тем, что ребенок останется без высшего образования?

    Это не дело родителей, они — уходящие поколения. Или, как говорит один мой коллега, «это все навоз». Надо ориентироваться на детей, а не на родителей. Если ребенок не сдаст ВНО или не осилит высшее образование, значит, у него будет другая судьба. И как-то она сложится. Надо объяснить ребенку, что главное — найти дело по душе. А все остальное он сам сделает.

    Юлия Фуколова

    Добавлено (07.01.2018, 17:28:02)
    ---------------------------------------------
    Почему он ничего не хочет?

    Катерина Демина — психолог-консультант, специалист по детской психологии написала отличную статью, в которой отвечает на этот, пожалуй сейчас самый наболевший вопрос родителей.


    Букв, конечно, много — однако считаем, что прочитать и проникнуться хорошо бы всем родителям подростков.


    Это явление набрало силу в последние лет семь. Выросло целое поколение молодых людей, которые «ничего не хотят». Ни денег, ни карьеры, ни личной жизни. Они просиживают сутками за компьютерами, их не интересуют девушки (разве совсем чуть-чуть, чтобы не напрягаться).

    Они вообще не собираются работать. Как правило, их удовлетворяет та жизнь, которая уже есть — родительская квартира, немножко денег на сигареты, пиво. Не больше. Что с ними не так?


    Сашу привела на консультацию мама. Отличный 15-летний парень, мечта любой девочки: спортивный, язык подвешен, не хамит, глаза живые, словарный запас не как у Эллочки-людоедки, играет в теннис и на гитаре. Основная жалоба мамы, просто вопль измученной души: «Ну почему он ничего не хочет?»


    Подробности истории

    Что значит «ничего», интересуюсь я. Совсем ничего? Или все же есть, спать, гулять, играть, смотреть кино он хочет?
    Оказывается, Саша не хочет ничего делать из списка «нормальных» дел для подростка. То есть:

    1. Учиться;

    2. Работать;

    3. Ходить на курсы

    4. Встречаться с девушками;

    5. Помогать маме по хозяйству;

    6. И даже ездить с мамой в отпуск.

    Мама в тоске и отчаянии. Вырос здоровенный мужик, а проку от него — как от козла молока. Мама всю жизнь для него, все только для его блага, себе во всем отказывала, бралась за любую работу, на кружки водила, на секции дорогостоящие возила, в языковые лагеря за границу отправляла — а он сначала спит до обеда, потом включает компьютер и до ночи в игрушки гоняет. А она-то надеялась, что он вырастет, и ей станет полегче.

    Я продолжаю спрашивать. Из кого состоит семья? Кто в ней зарабатывает деньги? Какие у кого функции?

    Оказывается, Сашина мама давно одна, развелась, когда ему было пять лет, «отец был такой же точно лежебока, может, это генетически передается?». Она работает, много работает, ведь ей приходится содержать троих (себя, бабушку и Сашу), домой приходит к ночи, уставшая смертельно.

    Дом держится на бабушке, она и хозяйством занимается, и за Сашей следит. Только вот беда — Саша совсем от рук отбился, бабушку не слушается, даже не огрызается, просто пропускает мимо ушей.
    Он ходит в школу, когда хочет, когда не хочет — не ходит. Ему грозит армия, но, похоже, его это ни капли не волнует. Он не прилагает ни малейших усилий, чтобы учиться хоть немного лучше, хотя все учителя в один голос твердят, что голова у него золотая и способности есть.

    Школа из элитных, государственная, с историей. Но чтобы в ней удерживаться, приходится брать репетиторов по основным предметам. И все равно двойки в четверти, могут и исключить.

    По дому не делает ничего, совсем, даже чашку за собой не помоет, бабушка с палкой вынуждена таскать тяжеленные сумки с продуктами из магазина, а потом ему на подносике еду к компьютеру носит.

    «Ну что с ним такое? — уже чуть не плачет мама. — Я же всю жизнь ему отдала.»

    Мальчик

    В следующий раз я вижу Сашу одного. И правда, хороший мальчик, симпатичный, модно и дорого одет, но не вызывающе. Какой-то слишком хороший. Какой-то он неживой. Картинка в журнале для девочек, гламурный принц, хоть бы прыщ где-нибудь был, что ли.

    Со мной держится дружелюбно, вежливо, всем своим видом демонстрирует открытость и готовность сотрудничать. Тьфу, я чувствую себя персонажем американского сериала для подростков: главный герой на приеме у психоаналитика. Хочется сказать что-нибудь матом. Ладно, вспомним, кто тут профи.
    Вы не поверите, он практически слово в слово воспроизводит мамин текст. 15-летний парень говорит, как школьная училка: «Я ленивый. Моя лень мешает мне добиваться целей. И еще я очень несобранный, могу в одну точку уставиться и сидеть так час».

    А сам-то чего хочешь?

    Да ничего особенного не хочет. В школе скучно, уроки дурацкие, хотя учителя классные, самые лучшие. Друзей близких нет, девушки тоже нет. Планов нет.

    То есть он не собирается осчастливить человечество любым из 1539 способов, известных цивилизации, он не планирует стать мегазвездой, ему не нужно богатство, карьерный рост и достижения. Ему вообще ничего не нужно. Спасибо, у нас все есть.

    Потихоньку начинает вырисовываться картина, не скажу, чтобы очень неожиданная для меня.

    Примерно с трех лет Саша занимался. Сначала подготовкой к школе, плаванием и английским языком. Потом пошел в школу — добавился конный спорт.

    Сейчас, кроме учебы в математическом лицее, он ходит на курсы английского при МГИМО, на две спортивные секции и к репетитору. Во дворе не гуляет, телик не смотрит — некогда. В компьютер, на который так жалуется мама, играет только в каникулы, да и то не каждый день.

    Почему он ничего не хочет?

    Формально все эти занятия были добровольно выбраны Сашей. Но когда я спрашиваю, чем бы он хотел заниматься, если бы не надо было учиться, он говорит «играть на гитаре». (Варианты, услышанные от других респондентов: играть в футбол, играть на компе, ничего не делать, просто гулять). Играть. Запомним этот ответ и двинемся дальше.

    Что с ним такое

    Знаете, у меня таких клиентов бывает в неделю человека по три. Практически каждое обращение по поводу мальчика в возрасте от 13 до 19 лет именно про это: ничего не хочет.

    В каждом таком случае я вижу одну и ту же картину: активная, энергичная, амбициозная мама, отсутствующий папа, дома или бабушка, или няни-домработницы. Чаще все-таки бабушка.


    Семейная система искажена: мама занимает роль мужчины в доме. Она кормилец, она же принимает все решения, контактирует с внешним миром, защищает, если нужно. Но дома ее нет, она в полях и на охоте.

    Огонь в очаге поддерживает бабушка, только у нее нет рычагов власти по отношению к их «общему» ребенку, он может и не послушаться, и нагрубить. Если бы это были мама с папой, папа пришел бы вечером с работы, мама бы ему пожаловалась на неподобающее поведение сына, папа бы ему накостылял — и вся любовь. А тут пожаловаться можно, а накостылять некому.

    Мама старается дать сыну все-все: самые модные развлечения, самые нужные развивалки, любые подарки и покупки. А сын не счастлив. И снова и снова звучит этот припев: «ничего не хочет».

    А у меня через некоторое время начинает просто чесаться внутри вопрос: «А когда ему хотеть-то? Если за него уже давно мама все отхотела, отмечтала, распланировала и сделала».
    Вот когда малыш пяти лет сидит дома один, катает по ковру машинку, играет, рычит, жужжит, строит мосты и крепости — в этот момент у него начинают зарождаться и вызревать желания, сначала смутные и неосознанные, постепенно формирующиеся в нечто конкретное: хочу большую пожарную машину с человечками. Потом он ждет с работы маму или папу, высказывает свое желание и получает ответ. Обычно: «Потерпи до Нового года (дня рождения, получки)».

    И приходится ждать, терпеть, мечтать об этой машине перед сном, предвкушать счастье обладания, представлять себе ее (пока еще машину) во всех деталях. Таким образом ребенок учится контактировать со своим внутренним миром в части желаний.

    А как было у Саши (и у всех других Саш, с которыми я имею дело)? Захотел — написал маме эсэмэску, отправил — мама заказала через Интернет — вечером привезли.

    Или наоборот: зачем тебе эта машина, у тебя уроки не сделаны, ты прочел две страницы логопедического букваря? Раз — и оборвали начало сказки. Все. Мечтать больше не получается.

    У этих мальчиков и правда все есть: новейшие смартфоны, распоследние модели джинсов, поездки на море четыре раза в год. А вот возможности просто пинать балду у них нет. Между тем скука — самое что ни на есть творческое состояние души, без нее невозможно придумать себе занятие.

    Дитятко должно соскучиться и затосковать, чтобы появилась потребность двигаться и действовать. А он лишен даже самого элементарного права решать, ехать ему на Мальдивы или нет. Мама уже все за него решила.

    Что говорят родители

    Сначала я в течение довольно длительного времени слушаю родителей. Их претензии, разочарования, обиды, догадки. Начинается всегда с жалоб вроде «мы для него все, а он в ответ — ничего «.
    Перечисление того, что именно «для него все», впечатляет. О некоторых вещах я узнаю впервые. Мне, например, и в голову не приходило, что 15-летнего мальчика можно водить в школу за ручку. И до сих пор считала, что предел — это третий класс. Ну четвертый, для девочек.

    Но оказывается, что тревоги и страхи мам толкают их на странные поступки. А вдруг на него нападут плохие мальчишки? И научат его плохому (курить, ругаться плохими словами, врать родителям; слово «наркотики» чаще всего не произносится, потому что очень страшно).

    Часто звучит такой довод, как «Вы же понимаете, в какое время мы живем». Если честно — не очень понимаю. Мне кажется, времена всегда примерно одинаковые, ну, кроме совсем уж тяжелых, например, когда война идет прямо в вашем городе.

    В мое время ходить девочке 11 лет одной через пустырь было смертельно опасно. Так мы и не ходили. Мы знали, что не надо туда ходить, и соблюдали правила. И маньяки сексуальные были, и в подъездах иногда грабили.

    А вот чего не было — это свободной прессы. Поэтому криминальную сводку люди узнавали от знакомых знакомых, по принципу «одна бабка сказала». И, пройдя через множество ртов, информация становилась менее пугающей и более размытой. Типа похищения человека инопланетянами. Все слышали, что такое бывает, но никто не видел.

    Когда же это показывают по телевизору, с подробностями, крупным планом, это становится той реальностью, которая здесь, рядом, в твоем доме. Ты видишь это своими глазами — а ведь признайтесь, большинство из нас ни разу в жизни не видели сами жертву разбойного нападения?

    Человеческая психика не приспособлена к ежедневному наблюдению смерти, особенно насильственной. Это наносит сильную травму, а защищаться от нее современный человек не умеет. Поэтому, с одной стороны, мы вроде бы более циничны, а с другой — не отпускаем детей гулять на улицу. Потому что опасно.

    Чаще всего такие беспомощные и вялые дети вырастают у тех родителей, которые с раннего детства были самостоятельными. Слишком взрослые, слишком ответственные, слишком рано предоставленные сами себе.

    С первого класса приходили домой сами, ключ на ленточке на шее, уроки — сами, поесть разогреть — сами, в лучшем случае родители вечером спросят: «А что у тебя с уроками?». На все лето или в лагерь, или к бабушке в деревню, где тоже особо некому было следить.
    А потом эти дети выросли, и случилась перестройка. Полная смена всего: жизненного уклада, ценностей, ориентиров. Есть от чего занервничать. Но поколение адаптировалось, выжило, даже стало успешным. Вытесненная и старательно не замечаемая тревога осталась. И теперь вся в полном объеме обрушилась на голову единственного чада.

    А обвинения чаду предъявляются серьезные. Родители напрочь отказываются признавать свой вклад в его (чада) развитие, они только горько сетуют: «Вот я в его годы…».

    «Я в его годы уже твердо знал, чего хочу от жизни, а он в 10-м классе только игрушками интересуется. Я с третьего класса сама уроки делала, а он в восьмом не может за стол усесться, пока за руку не подведешь. Мои родители даже не знали, какая у нас программа по математике, а мне сейчас приходится каждый пример с ним решать»

    Все это произносится с трагической интонацией «Куда катится этот мир?». Как будто дети должны повторять жизненный путь родителей.

    В этот момент я начинаю спрашивать, а какого именно поведения они хотели бы от своего ребенка. Получается довольно забавный список, вроде как портрет идеального мужчины:

    1. Чтобы делал все сам;

    2. Чтобы беспрекословно слушался;

    3. Проявлял инициативу;

    4. Занимался в тех кружках, которые пригодятся потом в жизни;

    5. Был чутким и заботливым и не был эгоистом;

    6. Был более напористым и пробивным.

    На последних пунктах мне уже грустно. Но и маме, которая составляет список, тоже грустно: она заметила противоречие. «Я хочу невозможного?» — печально спрашивает она.

    Да, как ни жаль. Или пенье, или танцы. Или у вас послушный, на все согласный отличник-ботаник, или энергичный, инициативный, пробивной троечник. Или он вам сочувствует и поддерживает, или молча кивает и идет мимо вас к своей цели.

    Откуда-то взялась идея, что, правильно занимаясь с ребенком, можно каким-то волшебным образом защитить его от всех грядущих бед. Как я уже говорила, польза от многочисленных развивающих занятий весьма относительная.

    Ребенок пропускает действительно важный этап в развитии: игры и отношения со сверстниками. Мальчики не учатся сами придумывать себе игру, занятие, не открывают новые территории (ведь там опасно), не дерутся, не умеют собирать вокруг себя команду.

    Девочки ничего не знают о «женском круге», хотя с творчеством у них немного лучше обстоят дела: все же девочек чаще отдают в разные рукодельные кружки, да и «забить» потребность в социальном общении у девочек труднее.


    Кроме детской психологии я по старой памяти занимаюсь еще и русским языком и литературой со школьниками. Так вот в погоне за иностранными языками родители совершенно упустили родной русский язык.

    Словарный запас у современных подростков как у Эллочки-Людоедки — в пределах сотни. Зато гордо заявляется: ребенок изучает три иностранных языка, включая китайский, и все с носителями языка.
    А пословицы дети понимают буквально («Без труда не выловить и рыбку из пруда» — это о чем?» — «Это про рыбалку»), словообразовательный разбор делать не могут, сложные переживания пытаются объяснять на пальцах. Потому что язык воспринимается в общении и из книг. А не во время уроков и спортивных занятий.

    Что говорят дети

    «Меня никто не слушает. Я хочу ходить из школы домой с друзьями, а не с няней (шофером, сопровождением). У меня нет времени, чтобы смотреть телевизор, нет времени играть на компе.

    Я ни разу не был в кино с друзьями, только с родителями и их знакомыми. Меня не пускают в гости к ребятам, и ко мне никому нельзя. Мама проверяет мой портфель, карманы, телефон. Если я задерживаюсь в школе хотя бы на пять минут, мама сразу звонит».

    Это текст не первоклассника. Это ученики 9-го класса говорят.

    Смотрите, жалобы можно разделить на две категории: нарушение границ («проверяет портфель, не дает надеть то, что я хочу») и, условно говоря, насилие над личностью («ничего нельзя»). Такое впечатление, что родители не заметили, что их дети уже выросли из памперсов.

    Можно, хотя и вредно, проверять карманы у первоклашки — хотя бы для того, чтобы не постирать эти штаны вместе со жвачкой. Но к 14-летнему человеку хорошо бы уже входить в комнату со стуком. Не с формальным стуком — постучал и вошел, не дожидаясь ответа, а уважая его право на личную жизнь.

    Критика прически, напоминание «Иди помойся, а то от тебя плохо пахнет», требование надеть теплую куртку — все это сигнализирует подростку: «Ты еще маленький, у тебя нет права голоса, мы сами за тебя все решим». Хотя мы всего-то хотели уберечь его от простуды. И он действительно плохо пахнет.

    Не могу поверить, что остались еще такие родители, которые не слышали: для подростка важнейшая часть жизни — общение со сверстниками. Но это означает, что ребенок выходит из-под родительского контроля, родители перестают быть истиной в последней инстанции.

    Творческая энергия ребенка блокируется таким образом. Ведь если ему запрещено хотеть того, что ему действительно нужно, он отказывается от желаний вообще. Подумайте, как это страшно — ничего не хотеть. А зачем? Все равно не разрешат, запретят, объяснят, что это вредно и опасно, «иди лучше уроки делай».

    Наш мир далеко не идеален, он в самом деле небезопасен, в нем существует зло и хаос. Но мы как-то живем в нем. Позволяем себе любить (хотя вот уж это — авантюра с непредсказуемым сюжетом), меняем работу и жилье, переживаем кризисы внутри и снаружи. Почему же вы не позволяете своим детям жить?

    У меня есть подозрение, что в тех семьях, где возникают подобные проблемы с детьми, родители не чувствуют своей безопасности. Их жизнь слишком напряженная, уровень стресса превышает адаптационные возможности организма. И так хочется, чтобы хотя бы деточка жила в покое и гармонии.
    А деточка не хочет покоя. Ей нужны бури, свершения и подвиги. В противном случае чадо ложится на диван, отказывается от всего и перестает радовать глаз.

    Что делать

    Как всегда: обсуждать, составлять план, придерживаться его. Для начала вспомните, чего просил ваш ребенок раньше, а потом перестал. Я совершенно уверена, что часовая ежедневная «абсолютно бесполезная» прогулка с друзьями — необходимое условие для психического здоровья подростка.

    Вы удивитесь, но бессмысленное «балдение в ящик» (просмотр музыкальных и развлекательных каналов) нужно для наших детей тоже. Они входят в подобие транса, медитативное состояние, во время которого узнают нечто о себе. Не об артистах, звездах и шоу-бизнесе. О себе.

    То же самое можно сказать о компьютерных играх, социальных сетях, телефонных разговорах. Это страшно бесит, но надо пережить. Можно и нужно ограничивать, вводить какие-то рамки и правила, но тотально запрещать внутреннюю жизнь ребенка — преступно и недальновидно.

    Не выучит этот урок сейчас — накроет потом: кризисом среднего возраста, моральным выгоранием в 35, нежеланием принимать на себя ответственность за семью и т. д.

    Потому что недоиграл. Недослонялся бесцельно по улицам. Не посмотрел вовремя все тупые комедии, не поржал над Бивисом и Баттхедом.

    Я знаю одного мальчика, который доводил родителей до белого каления тем, что часами валялся в своей комнате и стучал теннисным мячиком в стену. Тихонько, не сильно. Их раздражал не стук, а то, что он ничего не делает. Сейчас ему 30, он вполне справный мужик, женат, работает, активен. Ему нужно было в 15 лет побыть в своей скорлупе.

    С другой стороны, как правило, эти дети катастрофически недогружены жизнью. Все, что они делают — учатся. Не ходят в магазин за продуктами для всей семьи, не моют пол, не чинят электроприборы.

    Поэтому я давала бы им больше свободы внутри и ограничивала снаружи. То есть ты сам решаешь, во что ты оденешься и чем будешь заниматься кроме учебы, но при этом — вот список домашних дел, приступай. Кстати, мальчики отлично готовят. И гладить умеют. А тяжести таскают как.

    Сообщение отредактировал lisrina - Воскресенье, 04.12.2016, 02:47:35
     
    Форум для мам Черкасс » Заботливая МАМА » Копилка родительского опыта » Особенности трех поколений украинцев: (в чем наши дети будут лучше нас)
    Страница 1 из 11
    Поиск:

     
    Купить детскую одежду
     
    Детские игрушки на сайте kingdomtoys.com.ua